Она похлопала Аррека по груди и, улыбнувшись кому-то за его спиной, поманила этого кого-то пальчиком.

Оставлять Ирмана в толпе незнакомых людей было немного боязно, даже несмотря на то, что он был под присмотром Сеттона. Кларк что-то говорил, стараясь перекричать орущую музыку, но Аррек почти его не слушал. Он все оглядывался назад, провожая друга взглядом, и искренне надеялся на то, что этим вечером обойдется без смертей.

- Джосс, ты меня хоть слушаешь? - Кларк дернул парня за плечо и тот рассеянно взглянул на приятеля. - Да что с тобой?!

- Все нормально. - Аррек вновь посмотрел назад, но ни Ирмана, ни Сеттона уже не увидел. - Просто... забей.

- Вот и я говорю, - тут же подхватил Кларк и, выхватив у кого-то из гостей непочатую банку пива, всучил ее Арреку, - забей! Расслабляйся, развлекайся, кайфуй.

- Ага. - Кивнул Аррек, но пиво открывать не торопился. - Кайфую.

- Вот и отлично! - возрадовался парень и, приобняв друга за плечи, принялся заливаться соловьем. - Я тут для тебя такую цыпочку присмотрел. Закачаешься.

Аррек рассмеялся.

- "Закачаешься" - в смысле, как только ее увижу, забьюсь в угол, обхвачу свои тощие коленки и начну качаться из стороны в сторону?

- Придурок. - Фыркнул Кларк и оттолкнул с их пути какого-то недотепу. - Девочка и, правда, конфетка. Как раз в твоем вкусе.

- Да ладно! Много ты о моих вкусах знаешь.

- Достаточно. - Ответил парень и позвал громко: - Грэйси! Мы тут. - Он помахал рукой, по всей видимости, привлекая к себе внимание девушки, и положил обе руки Арреку на плечи. - Ты только рожу попроще сделай, а то выглядишь сейчас как будто срать хочешь.

- Идиот. - Закатил глаза Аррек и таки пригубил немного пива. - Не срать, а справлять великую нужду.

Девчонка оглянулась на голос и тут же направилась к парням. Короткое платьице облегало стройное тело и пышную грудь, которой явно было тесновато в плену эластичной ткани. Вызывающий макияж приковывал взгляд, но все же уступал груди, на которую хотелось смотреть целую вечность.

- Кларк, это очень щедро с твоей стороны, - проговорил Аррек, любуясь изгибами соблазнительного тела самой настоящей амазонки, которая хищно улыбалась ему, ловко лавируя между гостями, - но я думал, что Грэйси и ты... нет?

Парень рассмеялся и обреченно покачал головой. А когда девушка подошла к ним, спросил:

- Детка, где твоя подружка?

- Здравствуй, сладкий. - Грэйси поприветствовала Аррека чувственным поцелуем в щеку и окинула взглядом веселящуюся толпу. - Сейчас придет. Джосс, ты сегодня выиграл в лотерею. Девчонка просто супер, уверяю. Смотри, не упусти свой шанс.



- Она что, из шоколада? - фыркнул парень и скептически поджал губы. - Хотя нет, шоколадных цыпочек не бывает. А жаль. Хотя… О! Я понял! Она нарисованная. Да вы ребята проказники!

- Обязательно вести себя как полный кретин? - Грэйси лучезарно улыбнулась и прожгла Аррека тяжелым взглядом. - Если будешь так себя вести и при ней, ничего тебе не обломится, и потом будешь кусать себя за все малодосягаемые части тела.

- Джосс, ты кретин! - констатировал факт Кларк. - Ну зачем ты ее злишь?

- Да никого я не злю. - Отмахнулся Аррек. – Просто знаю, о чем говорю. Прошлый мой выигрыш в лотерею составлял семнадцать центов. И это при том, что на билет я потратил целых три бакса.

- Ой ли?! - прищелкнула девушка языком. - Смотри, потом не жалуйся, что тебя не воспринимают всерьез.

Она похлопала Аррека по груди и, улыбнувшись кому-то за его спиной, поманила этого кого-то пальчиком.

Парень хотел было обернуться, но не успел. Видимо подружка Грэйси была достаточно близко, потому что уже через мгновение стояла перед ним и изумленно хлопала большущими глазами.

- А вот и наша куколка. - Представила Грейс. - Этид, познакомься, это Аррек Джосс. Я рассказывала тебе о нем. Очень хороший парень. Как раз в твоем вкусе.

- Да ладно? Этот, что ли? - спросила девушка, залившись густым румянцем под пристальным взглядом не менее ошарашенного Аррека. Но глаз не отвела. Наоборот, очень дерзко смотрела на парня. Даже с вызовом. Как бы предупреждая, чтобы был осторожен в своих действиях и высказываниях.

- Подруга, да тебе не угодишь. - Шепнула ей на ухо Грэйси.

- А я и не просила... Мне домой надо.

- Джосс, чего язык проглотил! Действуй, пока не поздно... - негромко сказал Кларк, так, чтобы его услышал только Аррек.

Увидеть Этид в этом сборище мутантов было так же неожиданно как северное сияние над Сахарой. Наверное, именно потому Аррек утратил дар речи. Он просто смотрел на девушку, которая с их последней встречи, несомненно, похорошела. И пусть она хмурилась, пусть сводила к переносице свои очаровательные тоненькие бровки и поджимала красивые губы, все же теперь в глубине темных глаз больше не было скорби и страха.



- Домой? Так рано? - только и выдавил Аррек, даже не поздоровавшись. – Брось! Мы ведь только "познакомились". Я уверен, что еще не успел напортачить до критического "мне пора домой".

- Да врет она все. - Вставила свое веское слово Грэйси. - Ей мама до десяти разрешает. Ну ты чего, Этид? Дай парню шанс.

- Упоминание матери сейчас вообще не уместно. - Колко отозвалась девушка и, вновь взглянув на Аррека, который смотрел на нее с искренней надеждой, нервно пожала плечами. - Ладно, останусь ненадолго.

- Умница. - Похвалила подруга и взяла Кларка под руку. - Мы оставим вас ненадолго. Надо кое-что обсудить наедине.

- Валяйте. - Позволила Этид и тут же повернулась к Арреку спиной, когда тот сделал к ней несмелый шаг.

- Только не вздумай фантазировать на мой счет. - Предупредила она, окидывая пространство перед собой рассеянным взглядом. - Я оказалась здесь совершенно случайно. Вообще понятия не имела об этой вечеринке и о том, что Грэйси собирается меня с кем-то знакомить.

- Вот даже и в мыслях не было фантазировать. - Поспешно уверил девушку Аррек, тактично умолчав, что фантазии все же были, но не рассказывать же предмету своих грез о их содержании, тем более на "первом свидании". - Я реалист до мозга костей. Тебя вообще как сюда занесло? Это же сборище отбросов общества. Бестолковые пьяницы, укуренные похабники и пошлые неадекваты. Или тебе нравятся подобные места?

- Грэйси - вот причина всех моих неприятностей и бед. - Этид усмехнулась и, наконец-то поборов в себе смущение, выдохнула и повернулась к парню. - Ну а ты что здесь забыл? Рика говорил, что ты едва концы с концами сводишь. Что-то непохоже.

- Это я так подтягиваю один конец к другому. - Усмехнулся Аррек и оттолкнул летящего на Этид парня, который, кажется, оступился или уже упился так, что просто не видел, куда шел. - А если серьезно, то надо же хоть изредка делать себе поблажки. Тут, конечно же, отдых сомнительный, но все же не так уныло как в общаге.

Возможно потому, что никогда не позволял себе лишнего. Не раскидывался похабными шуточками в ее адрес, от которых Этид откровенно тошнило. И вообще казался надежным человеком. Придурковатым немного, и все же не глупым.

- Ну, вряд ли моя компания покажется тебе веселой. - Сказала она и поморщилась от начальных аккордов новой, безумной песни, грянувшей из колонок, которые располагались прямо у нее над головой. - Ты, наверное, ожидал, что тебя познакомят с кем-то более сговорчивым? Признайся. Знал бы, что это я, бежал бы с вечеринки как ошпаренный.

- Напротив, как ошпаренный я бежал бы именно на вечеринку. - Искренне улыбнулся Аррек. Он никогда не скрывал своей заинтересованности в Этид, и теперь петлять вокруг да около тоже не собирался. Вот только младшая сестра Рики вряд ли видела в нем хоть что-то интересное, учитывая, что в ее вкусе были всякие там Легримы и ему подобные. - Тут шумно. Может, пойдем на улицу? Там, конечно, холодно, но приглашать тебя наверх в спальни с моей стороны было бы не только не этично, но и сверхглупо.

Этид рассмеялась.

- Хорошо, что ты это осознаешь. - Сказала она.

Парень кивнул, соглашаясь.

- Так говоришь, бежал бы на вечеринку сломя голову на встречу со мной? - продолжила Этид прерванный разговор.

Обычно слова, сами собой слетающие с губ, сейчас сбитым комом стояли в горле. Не то, чтобы ему нечего было сказать, просто волнение оказалось сильнее, чем Аррек мог себе представить даже в своих самых смелых фантазиях. Сердце гулко и болезненно билось в груди. Даже воздух казался намного холоднее, чем был на самом деле. И, несмотря на это, парню было жарко. Так жарко, что даже испарина выступила над верхней губой.

А вот это уже плохо. Ну с чего паниковать? Все хорошо. Все на самом деле просто восхитительно!

Однако с этим рыжим недоразумением, которое так нагло ворвалось в ее жизнь, ей было легко. Так легко, что даже делалось страшно. Сердце почему-то никак не могло довериться. Наверное, годы, проведенные в вечных нравоучениях о том, какие парни поганые предатели, сделали свое гиблое дело, и она теперь боится отношений, как огня. При этом совершенно не умеет вести себя с противоположным полом.

- А давно я тебе нравлюсь? - спросила девушка после минутного молчания.

Аррек пожал плечами и честно ответил:

- С первой встречи.

- Врешь ты все, ты ее даже не помнишь. - Фыркнула девушка.

- Отчего же? - Аррек тихо засмеялся, вспоминая то странное и очень нервное утро. - Ты тогда тоже злилась. А я не мог оторвать от тебя взгляда. Правда, вел себя по-идиотски. Но все же прощения просил мастерски. Галантно опустившись на колени под гнетом твоего брата.

Она ту встречу помнила слишком даже хорошо. Ту встречу. События того дня. Его трагическое завершение, когда ее неуравновешенный брат бросился под машину, пытаясь доказать всем окружающим, какой он непроходимый кретин.

- Знаешь, мне пора домой. - Сказала девушка, спрыгивая с перил. - Не хочу я в закрытую школу для мальчиков. Тем более что мне уж точно там ничего не светит, кроме смертельной скуки. А знаешь, раньше мне нравился яой.

Наверное, так себя и чувствуют влюбленные идиоты. Один вопрос. Такой простой, такой, казалось бы, незначительный, а на улице словно весна, а не поздняя осень. И нет холодного ветра. И не пахнет приближающимися холодами.

- Конечно, провожу. - Аррек спрыгнул с перил и протянул девушке руку, предлагая ей свою помощь. - Только надо найти одного психа и предупредить его, что ухожу.

- Так ты здесь с братом по несчастью? - поинтересовалась Этид и, после недолгих колебаний, опасливо сжала пальцы парня в своей ладони.

Аррек шел вперед, выискивая Ирмана. Этид не отставала от него, несмело держась за рукав его свитера и все еще кутаясь в куртку, которую так и не сняла. И этот жест, вроде бы и неосознанный, все же давал парню возможность надеяться на более чем светлое будущее.

Ирмана он заметил не сразу. Вернее просто не поверил тому, что прижимающий к стене и страстно целующий какого-то парня блондин и есть "недотрога" Гердер. Но когда присмотрелся, только закатил глаза.

- Прости, - Аррек повернулся к Этид, - подожди меня тут.

Ирмана она узнала сразу. Этот парень имел слишком впечатляющую внешность, чтобы можно было спутать его с кем-то другим. Парня, которого Ирман зажимал в углу, девушка не знала. Она была уверенна, что запомнила бы его, если бы хоть раз пересеклась с ним.

Вот тебе и недотрога Ирман! Синеглазый блондин, гроза школы, лучший друг ее брата, не терпящий прикосновений и объятий.

Свежо придание!

Аррек был бесспорно привлекательным. Высокий, со спортивным телосложением. Занятия боксом никак не отразились на его лице. Быть может только на умственных способностях, что еще предстояло проверить. Он был забавным и галантным, очень обходительным, отзывчивым и добрым. Столько хороших качеств, если присмотреться внимательнее.

До дома девушки было не очень-то и далеко. Всего двадцать минут на машине. Когда автомобиль притормозил у аккуратной лужайки, Аррек расплатился с водителем и вышел из салона. Помог выбраться Этид и повел ее к крыльцу. Но подниматься не стал. Остановился у первой ступеньки и, засунув руки в карманы, посмотрел на звезды, проглядывающие из-за туч.

- В следующий раз я обязательно приглашу тебя на настоящее свидание. - Мечтательно улыбнувшись, сказал он, и перевел взгляд на девушку. - Куда бы ты хотела сходить?

Ее подруги водили своих парней в кино, торговые центры, в рестораны и кафе, или просто тусили в машинах на стоянках, а то и в подворотнях, это кого что привлекало. Она же казалась себе странной, потому что вся эта показушная ерунда ее не привлекала. Физическая связь казалась делом очень личным, очень интимным, будь то поцелуй или что-то более откровенное. А встречи для того, чтобы лучше узнать друг друга, можно было проводить где угодно и в любой компании.

- Может, погуляем с твоими друзьями? - неуверенно спросила она.

- С друзьями? - Аррек на мгновение задумался и тут же рассмеялся. - Знаешь, первыми на ум пришли Рика и Ирман. Но, думаю, это не совсем та компания, в которой тебе было бы комфортно. Хотя... у нас на следующей неделе дружеский матч с ребятами из клуба. Можем пойти туда. Если конечно бокс тебя не пугает.

- Не волнуйся, я не пугливая. - Девушка улыбнулась и приняла одну из самых распространенных стоек в боксе. - Если надо, могу и в нос зарядить. Хочешь, покажу?

- Хм... - Аррек склонил голову к плечу и оценил стойку девчонки. - Стой так. Не двигайся. - Сказал он, и Этид замерла, с удивлением глядя на него. А Аррек чуть отошел в сторону, после чего окинул девушку взглядом и встал у нее за спиной. - Вот, смотри. - Он приобнял ее и, обхватив тонкие запястья ладонями, поднял ее руки выше. - Теперь локти. Они должны быть ближе к телу. Вот так. А теперь, - Аррек обошел Этид и встал перед ней, засунув руки в карманы. - Бей.

Девушка ухмыльнулась. Строптиво вздернула подбородок и сделала резкий выпад, целясь парню в челюсть. Нос ей было почему-то жалко. Наверное, потому, что у Аррека был очень красивый тонкий нос и портить его совершенно не хотелось.

Неожиданное предложение отозвалось бешеным грохотом сердца в груди. Даже кончики пальцев закололо от прилившей к ним крови. И если бы на улице не было так темно, то девчонка наверняка увидела бы предательский румянец, выступивший на щеках парня.

- Не тороплюсь. - Тихо сказал он и не смог сдержать радостной улыбки. - И с удовольствие угощусь чаем.

- Отлично. - Этид хлопнула Аррека по плечу, и они вместе вернулись к ее дому, по пути перебрасываясь незначительными фразочками.

- Жди здесь. Я быстро. - Девушка оставила Аррека на крыльце, а сама пошла ставить чайник. Она, конечно же, могла пригласить парня в дом, но соседи непременно это увидят и все донесут маме. Пусть уж лучше доносят, что она до глубокой ночи пила с каким-то парнем чай на пороге. Так будет куда безопаснее для них обоих.

Пока вода в чайнике закипала, Этид вынесла на улицу старый спальный мешок и бросила его на ступеньки. Потом она заварила чай и вынесла на крыльцо поднос с двумя чашками и тарелкой пончиков. А потом побежала в свою комнату, чтобы теплее одеться.

После они с Арреком сидели рядом, но все же сохраняя дистанцию. Парень с большим аппетитом уминал угощение и без умолку рассказывал всякие забавные истории. А когда чай закончился, Эдит заварила еще. Правда, эти чашки они отставили в сторону, чтобы растянуть чаепитие на более длительный срок.

- Знаешь, я ведь так и не поблагодарила тебя за помощь в тот раз, - во время одной из продолжительных пауз между разговорами проговорила девушка, - я была слишком расстроена и думала только о себе. А ты так поддерживал меня, как никто. Словно чувствовал все то же, что чувствовала я. Думаю, пришло время исправить эту оплошность.

Чуть повернувшись к Этид, он очень осторожно провел кончиками пальцев по ее щеке. Ласково, вкладывая в это невесомое прикосновение всю нежность, которую испытывал к девчонке. А потом так же легко, так же мягко коснулся ее губ своими губами. Не настаивая на ответе, не требуя ни страсти, ни взаимности.

- Если за подобное своеволие я не получу в нос, то обязательно приду к тебе завтра. А если получу, то приду, когда сойдут синяки. - Негромко сказал он, глядя в бездонные и такие восхитительные глаза девушки, которые уже очень давно пленили его душу.

Этид смутилась, отстранилась немного, с подозрением глядя на парня, который явно ждал от нее каких-то действий. А потом, пересилив внутреннюю застенчивость, прикрыла глаза и чмокнула парня в ответ. Совсем неумело, да, кажется, и не совсем в губы, а куда-то в подбородок. И тут же покраснела до корней волос, обзывая себя дурой.

Но, основам мироздания плевать на мизерные капризы своих неразумных детей. Извечные законы бытия берут верх над глупыми мечтами. И день из века в век величественно вступает в свои права, доказывая тем самым, что потребности одного существа ничто в сравнении с потребностями целого мира.

Вчера они оба хватили лишнего и переступили грань дозволенного. Ирман был совсем не против подобного поворота. Наоборот даже, выплеснув скопившуюся за многие месяцы сексуальную энергию, он был полностью удовлетворен и мог трезво оценивать свои чувства, которые тут же дали о себе знать учащенным сердцебиением и сладкой истомой во всем теле. Желудок подвело, но вовсе не от тошноты. Вставший перед глазами образ Амиса вызвал в памяти очень живые картины. Стоя под прохладным душем, чтобы остудить вновь вспыхнувший в теле огонь, Ирман мог поклясться, что до сих пор чувствует запах и вкус Сеттона и осязает кожей его тепло.

Это были приятные мысли. Настолько приятные, что выбравшись из душа Ирман тут же позвонил парню, чтобы хотя бы на мгновение услышать его голос. Пока он ждал соединения, внутри все взбунтовалось. Ирмана даже оглушило от шума собственной крови, которая с бешеной скоростью пульсировала по венам. И поэтому он не сразу понял, что вместо гудков вызова слушает голос оператора, который говорит ему с завидным безразличием, что абонент находится вне зоны действия сети.

Но как бы Ирман себя ни убеждал, как бы он себя ни уговаривал, собираясь на работу, а потом и бегая по кухне с различными поручениями Филиппа, он никак не мог выкинуть из голову навязчивую мысль о том, что, не сдержавшись и поддавшись на провокации парня, предал его доверие и попал в черный список неугодных.

Подозрения усилились, когда Ирман не смог дозвониться до Амиса уже после работы. Сознание тут же забило тревогу, требуя немедленных действий. Требуя ехать в клинику, на коленях вымаливать прощение, делать все, что угодно, лишь бы исправить положение. Не откладывая, Ирман отправился в психлечебницу, где узнал, что доктор Сеттон-младший на работу сегодня не вышел, а доктор Сеттон-старший вернется только к утру.

Домой Ирман не поехал. Он не находил себе места от беспокойства и просидел на пороге клиники до начала рабочей смены. И когда увидел машину Грегори Сеттона, побежал к ней, не дожидаясь, пока та припаркуется.

- Ирман, рад встрече! Как твои дела? - мужчина встретил парня с улыбкой, но тот даже поздороваться толком не смог, только как-то неуклюже кивнул, и спросил, сглатывая колючий комок:

- Где Амис? Я не могу ему дозвониться.

- На учебе, где же еще? - усмехнулся мужчина этому вселенскому беспокойству, которое во все времена было присуще молодым людям. - Он уверял, что сказал тебе.

- Сказал? - у Ирмана даже дыхание перехватило от страха. - Нет, ничего не сказал...

- Как странно. - Грег задумчиво почесал кончик носа, анализируя все, что произошло со вчерашнего утра, и внимательно посмотрел на Ирмана.

Парень кивнул.

- Доктор Сеттон, могу я поехать к нему? Я знаю, что он учится в Лондоне, но где? Вы скажете мне?

- Нет, не скажу. - Твердо проговорил мужчина, а когда Ирман сильно изменился в лице, добавил: - Пока не выпьешь чай и не позавтракаешь, я не скажу тебе об Амисе ни слова.

- Я позавтракаю в столовой клиники, можно? Доктор Сеттон, не издевайтесь! Я должен его вернуть как можно скорее...

- Ты хочешь, чтобы Амис бросил учебу? - с удивлением спросил Грег.

- Нет, но...

- Тогда скорее не получится. Он должен присутствовать на начитке лекций, иначе его исключат.

- Но что мне делать? - с отчаянием спросил Ирман.

- Позавтракать. Согреться. Обдумать все как следует. Прошу за мной.

Весь день на лекциях и потом на работе он каждую свободную секунду проверял почту, но так и не получил ответа на свое признание. Мало того, он не имел возможности узнать, прочитал ли его Амис. И теперь думал, что, скорее всего, прочитал, и все равно решил проигнорировать, обидевшись на то, что он позволил себе нарушить слово.

Не то, чтобы Этид требовала от него чего-то сверхвозможного, но в Нью-Йорке, чтобы сводить девушку в кино, накормить вкусным мороженым и угостить горячим шоколадом, нужно было забыть о собственных потребностях и всецело отдаться подработкам. И это не принимая в расчет расходы на такси, то самое волшебное средство, которое спасало Этид от выговоров дома, и, следовательно, расценивалось парнем как средство первой необходимости и беспрецедентной важности.

Вот Аррек и выкладывался по полной. Нашел еще одну подработку, из-за которой пришлось кардинально поменять свой график. С большим трудом договорился с некоторыми преподавателями о том, что они будут милостиво закрывать глаза на его плохую посещаемость. А еще перебрался жить в студенческий городок. И, несмотря на то, что вынужденный переезд помог сэкономить хорошую сумму денег, он же доставил Арреку немало хлопот.

Друг был рассеянным, невнимательным и забывчивым. Уходил в себя все чаще и чаще, а потом словно выныривал из глубокой спячки и выглядел при этом как упавшая с дерева сова. В такие моменты Аррек совершенно отчетливо видел в глазах Гердера страх. И это неудивительно, ведь у парня появилась жуткая привычка внезапно обрывать разговор на полуслове, а потом продолжать его через длительные промежутки времени с таким видом, словно никакого перерыва и не было. Арреку ничего не оставалось, кроме как поддерживать разговор и с тревогой наблюдать за тем, как бледнеет лицо друга в моменты осознания неправильности происходящего. Парень предпринял несколько попыток заговорить с Ирманом об этой проблеме, но тот жестко пресек их и настоятельно попросил не вмешиваться в то, о чем он не имеет ни малейшего понятия.

Аррек решил занять позицию стороннего наблюдателя. Он часто навещал друга. Проводил с ним два-три часа в день и чуть ли не каждый час писал ему сообщения в чат, вызывая бурю негодования, нарываясь на гневные отповеди и угрозы, и чувствуя невероятное облегчение каждый раз, когда получал ответ любого содержания. А потом старательно записывал все, что казалось ему странным, в надежде показать свои записи Сеттону, когда тот вернется с учебы.

Уже через несколько дней Аррек осознал, что пропал. Он просто не мог сопротивляться природному обаянию Этид. Ее остротам, ее смелости, живости ее характера, ее огромным, прекрасным глазам, в которых было столько чувств, что парень тонул в них, захлебываясь собственными эмоциями. Вряд ли девушка осознавала, какую власть имеет над своим новым воздыхателем. А вот Аррек прекрасно знал, что стоит ей одарить его улыбкой или устремить в пустоту печальный взгляд, и он в лепешку расшибется ради любого ее каприза.

Хорошо, что Этид еще не знала о своих чудо-способностях. Счастье, что она считала поведение брата глупым, и зареклась брать с него пример. Аррек, заканчивая заднуднейшее чтение, искренне радовался тому факту, что девушка не требует к себе тотального внимания и дает ему возможность разобраться с ворохом навалившихся проблем.

Добив статью о принципах построения философских суждений, Аррек наконец-то закрыл проклятущую книгу и с блаженством потянулся. Спина болела ужасно. Глаза и того хуже. Но, несмотря на это, настроение у него было просто замечательным.

- Джосс, ты чего это такой довольный? Тебя что, на бесплатный ужин пригласили? - Нолан как всегда шутил в гастрономическом направлении.

- Не в еде счастье. - Отозвался Аррек и вскинул на приятеля насмешливый взгляд.

- Джосс, ты меня пугаешь. - Теплая ладонь легла на лоб парня. - Температуры вроде бы нет… но ты реально странный сегодня. Еда - наивеличайшее счастье, ниспосланное нам богом нашим Баал-Хаммоном, братом его Ньёрдом и прекрасной сестрой Укэмоти-но ками, чёртов ты еретик! А вообще, если честно, твое гастрономическое целомудрие сегодня на руку нам обоим. Ведь я пришел поговорить с тобой не по поводу еды, да простят меня мои покровители. - Нолан сложил руки в молитвенном жесте, чем вызвал у Аррека искренний смех.

- Выкладывай, давай.

- Скажи, у тебя с той темноволосой девонькой все серьезно? – спросил парень.

- При чем тут Этид? - Аррек нахмурился, но в ответ на его немного угрожающий взгляд, Нолан лишь лукаво сверкнул глазами.

- При том, приятель, что эта милашка может поспособствовать твоему интересу к моему предложению. По крайней мере, я очень на это надеюсь.

***

- Дура... мелкая незрелая идиотка... вечно все делаешь через задницу, а потом ревешь...

- Мама? - Этид распахнула глаза, приподнялась на локте, оглядывая погрузившуюся во мрак комнату затуманенным взглядом, и со стоном уронила лицо на влажную от слез подушку.

Девушка устало вздохнула. Как бы она себя ни убеждала в том, что нужно взять себя в руки и перестать психовать, под ложечкой все равно противно сосало. А ожидание непонятно чего высасывало из нее все силы и желания.

Почему так получилось?

В первую неделю Аррек приходил каждый вечер. Они сидели на крыльце чуть ли не до рассвета. Не целовались, конечно, но много разговаривали, смеялись, а потом просто молчали, держась за руки и улыбаясь каждый своим мыслям.

Хотя, возможно, дело было вовсе не в зрелище. А в том, что на протяжении всего вечера, Аррек стоял за ее спиной и покровительственно обнимал, своеобразно защищая собственным телом от толчков и пинков слишком перевозбудившихся болельщиков.

- Подожди, я быстро.

Этид оборвала связь. Несколько минут металась по комнате, переодеваясь и разбрасывая вещи, которые считала недостаточно красивыми или не особо уместными в такую погоду. Потом чуть не повыдирала себе спутавшиеся волосы, стараясь расчесать их в три взмаха руки. А когда побежала на улицу, то столкнулась с еще одной непреодолимой преградой.

- Куда это ты собралась? - мама сидела в гостиной и читала книгу. И даже взгляд на нее не подняла. Только губы недовольно поджала.

- Гулять... - ответила Этид, замявшись. - С подружками.

- С подружками, значит, да? - Дженни с подозрением посмотрела на дочь.

Дженни указала дочери на дверь, и та пулей вылетела из дома. А когда подбежала к Арреку, то застыла с удивлением глядя куда-то в пустоту. И парню пришлось позвать ее, чтобы вырвать из глубоких раздумий.

- Я не верю... мама отпустила меня гулять с парнем. - Сказала та, едва ворочая языком, и посмотрела на Аррека, который выглядел обеспокоенным. - Ее, наверное, инопланетяне подменили.

Аррек улыбнулся. Провел ладонью по мягким пушистым волосам девушки, пропуская шелковистые прядки между пальцами, и сказал:

- Никто ее не подменял. Просто она тебя любит и беспокоится о тебе. Но держать тебя взаперти, значит толкнуть на необдуманные поступки. Ей не хочется этого. - Он замолчал, а потом, чуть склонившись, оставил на щеке Этид очень ласковый поцелуй. - Я скучал по тебе. Очень сильно.

- Да, так сильно, что даже видеть не хотел. - Тихо отозвалась Этид и направилась в сторону калитки. Поцелуй горел на щеке, пульсировал от приливающей к этому месту крови.

И все же обижаться на парня действительно не было причин. Он ведь здесь, извиняется даже. Да и по нему видно, что устал. Под глазами залегли глубокие тени, а между бровей появилась морщинка. Так и в старика превратиться не долго.

В прошлую субботу восемь парней отчаянно сражались за право обладания лицензионным диском игры «Fallout 4». Вот уж где было безумие. Так что воображаемый дракон не казался ей таким уж идиотским призом.

Забрав у девушки пальто и отдав его вместе со своей курткой Нолану, Аррек повел Этид к рингу, вокруг которого уже столпилось достаточно много народа. Приобняв девушку со спины, он распихивал зевак, продвигаясь вперед.

- Судя по количеству людей, дракон самый настоящий, а не воображаемый. - Заметил Аррек с улыбкой, наслаждаясь близостью девушки.

- Да нет, скорее всего, народу понравилось, как тот громила в финале превратил лицо своего противника в кровавый фарш. - Этид сморщила нос и остановилась перед ограждением, которое отделяло ринг от зрителей. - Жуткое было зрелище. Но, видимо, многим пришлось это по вкусу. Они позвали своих друзей, а те своих, вот здесь теперь и не протолкнуться.

Бой начался.

Второй бой был просто ужасным. Чемпион прошлой субботы разошелся не на шутку и после серии сокрушительных ударов одним прямым отправил противника в полет с такой силой, что тот кувыркнулся через канаты и вывалился за пределы ринга.

Потом Аррек пропустил удар, и из его разбитой губы брызнула кровь, которая казалась очень яркой на его бледной коже. Этид закрыл рот ладонями и так и застыла, в ужасе наблюдая за происходящим. Еще несколько пропусков и парень повис на канатах, глупо улыбаясь.

Вот же идиот! Позер! Выпендрежник!

Противник был быстрым и ловким, но Аррек, похоже, наконец-то собрался, и легко доставал его. В челюсть, в ухо, в бровь, в живот и снова в челюсть. Дерек Бойд отступал под градом ударов и, наконец, колени его подогнулись и он дал знак, что сдается.

Аррек тут же опустил кулаки, и его провозгласили победителем. Девчонка в лифчике бесновалась, показывая парню большой палец, размахивая майкой и вопя от восторга, но Аррек лишь кивнул ей рассеянно и вернулся к Этид.

- Смотрю, ты пользуешься популярностью! - зашипела девушка, чье сердце сейчас бесновалось не меньше сумасшедшей фанатки. Ей хотелось врезать Арреку, но она ограничилась лишь тем, что гневно раздула ноздри, с упреком глядя в яркие, блестящие глаза парня.

Аррек виновато кивнул.

- Не думай, что я буду плакать над твоей жалкой тушкой. - Проговорила девушка, но не отстранилась, когда парень обнял ее. Сердце никак не успокаивалось, и почему-то начало сильно сводить желудок. - Тот громила будет в финале. Он тебя убьет. - Выстонала она, чувствуя слабость в ногах.

Девушка вздернула подбородок и уже даже приоткрыла рот, чтобы что-то сказать, но Аррек не позволил ей этого сделать, накрыв соблазнительные мягкие губы своими, и увлек девушку в очень долгий и очень нежный поцелуй.

Аррек был взрослым. Аррек был сильным. Аррек был самоуверенным и смелым. Сопротивляться его напору в этот момент было совершенно невозможно. Да Этид и не пыталась, продолжая обнимать свитер, позволяя теплым властным губам Аррека исследовать ее губы, а напористому языку хозяйничать у себя во рту. В тот момент она почувствовала странное головокружение и слабость во всем теле, а еще мучительное желание увести парня отсюда. Но когда поцелуй оборвался, не сказала ни слова. Так и стояла, прислушиваясь к гулким ударам его сердца и с удивлением отмечая, какой приятный запах источает его кожа.

Не падать.

Отовсюду послышался свист и аплодисменты, которые в конец засмущали девушку. Она взяла билеты, на которых попало несколько алых капелек, и, превозмогая внутреннюю дрожь, значительно усилившуюся с окончанием боя, склонилась ниже и поцеловала Аррека.

- Спасибо. - Кровь парня горчила на языке и Этид тяжело сглотнула. - Спасибо, что не упал.

Две с половиной недели прошли заунывно, занудно и совсем неинтересно. Амис скучал. Безумно скучал по Нью-Йорку и его неистовому шуму. По своим пациентам. Но больше всего по тому, без кого жизнь теряла краски и звуки.

Ирман...

Уезжая в Лондон Амис думал, что небольшое расставание пойдет их отношениям на пользу. Хотя на самом деле ему до зубовного скрежета не хотелось покидать город. Но учеба требовала к себе внимания как капризная прелестница. И парню пришлось переступить через свои желания. Впрочем, окрыленный счастьем и полностью довольный тем, как развивались их с Ирманом отношения, он со спокойной душой отправился познавать грани человеческого разума.

В мечтаниях и воспоминаниях прошло довольно много времени, и все же ему было невероятно жаль того, что он не мог связаться с Ирманом. Эни посмеивалась над ним, называя парня влюбленной дурочкой, но Амис не обижался на подругу. Она ведь не таила на него обиду за то, что он предал ее чувства. Парень считал, что девушка имеет право на то, чтобы хотя бы частично возместить себе ущерб посредством язвительных замечаний.

И все же переживания не оставляли Амиса. Что-то тревожное грызло сердце, волновало, преследовало. Будто огромная черная тень следовала за ним по пятам и дышала в затылок, обнимая за плечи ледяными руками. Тень, в сердце которой затаилась сама Тьма. Тень, под скорбным одеянием которой скрывалась сама Пустота. И как бы парень ни гнал от себя дурные мысли, справиться с этим проклятущим плохим предчувствием никак не получалось.

На вторую неделю пребывания в Лондоне он все же решился написать отцу, чтобы справиться о Ирмане: не приходил ли? не звонил ли? а если приходил, то все ли у него хорошо? Но как только открыл свою почту, увидел сообщение. И каким же было удивление, каким сильным был восторг, охвативший его душу, когда он прочел такие простые, но такие важные и необходимые ему слова. Всего четыре слова. Четыре восхитительных, сияющих всеми красками мира слова, которые сделали Амиса самым счастливым человеком на планете. И его короткий, но столь же искренний ответ полетел через океан, чтобы прикоснуться к сердцу безумного зверя!

И вот теперь Амис возвращался. С нетерпением ожидая встречи с Ирманом, он чуть ли не пританцовывал, сходя с автобуса на остановке недалеко от работы парня. В ресторан он заходить не стал, а притаился на скамейке в тени здания, и просто ждал, когда смена Ирмана закончится.

В тот момент Амису было плевать и на ледяной ветер, пронизывающий чуть ли не до костей. И на начавшийся мелкий, но довольно неприятный дождь. И даже если бы сейчас началось землетрясение или, скажем, всемирный потоп, это все равно не согнало бы его с этого места.

***

- Ирман, ну а сегодня?

- Что сегодня? - парень поднял воротник куртки до самых ушей, прячась от порывов ледяного ветра, и вышел на свет из темного переулка.

- Погода мерзопакостная. И мы решили погреться в сауне. Ну же, не вредничай! - потребовала Стейси, которая в последнее время словно с цепи сорвалась и липла к нему, как банный лист к голой заднице. И, к слову, раздражала не меньше.

- У меня дела...

- Вы с Зитрисом как две монашки! - разозлилась девушка. - Кто она? Познакомь нас! Я хочу увидеть ту красотку, которая смогла растопить твое ледяное сердце.

- Отстань, Стейси... - Ирман грубовато стряхнул со своего локтя руку девушки и, втянув голову в плечи, поспешил прочь от этой надоедливой занозы.

- Дурак, Гердер! Я все равно от тебя не отстану...

- О Господи! - парень ускорил шаг, буквально спасаясь бегством.

Как же она достала!


oni-ne-mogut-sushestvovat-2-vsyakoe-vizvannoe-v-soznanii-oshu-.html
oni-netoroplivo-poshli-na-skalu-i-rafiki-nachal-svoj-rasskaz.html
    PR.RU™