Он встал и начал нервно двигаться вдоль кустов, заплетенных вьюнком. Я наблюдала за ним и пыталась решить, что мне делать дальше.

– А ты видел здесь рысей? – спросила я после паузы. – Они приходят в эту долину?

– Что ты! – ответил он и остановился напротив меня. – Говорю же, неразумная ты девушка, это место… Как бы назвать, чтобы ты поняла…

– Заколдованное, – подсказала я.

– Наверное, – охотно согласился Андрон. – Я пытался его покинуть, но не получается пройти овраг.

– Так ведь ты вроде… – я замолчала, не зная, как выразиться.

– Скелет? – сказал он и засмеялся. – Да, я умер! Но ты же видишь, что не совсем. Но буду окончательно мертв, когда исполнится ровно сто лет с того дня, как я погиб от клыков рыси. А срок уже близко, – задумчиво добавил он.

– Значит, рыси сюда не заходят, – продолжила я гнуть свою линию.

– Только их хранители, и то крайне редко, – ответил Андрон. – Подозреваю, что они ходят в Золотой овраг, который лежит за нашей долиной. Но тут не появляются. За то время, пока я тут, я видел рысей всего несколько раз.

– А черную? – взволнованно спросила я. – Черную рысь ты тут видел?

Андрон вздрогнул и опустил глаза. Его лицо стремительно бледнело и словно истончалось. Я испугалась, глядя на эти метаморфозы, решив, что истек его срок и он сейчас исчезнет. Он сел на траву. Я приблизилась и ждала. И вот он будто бы пришел в себя. Андрон поднял голову. В его тусклых глазах плескался ужас, и они выглядели почти живыми.

– Это жуткий оборотень, – тихо проговорил он. – Откуда ты знаешь про черных?

– Именно такая рысь заманила меня сюда, – ответила я. – Она прикинулась плачущей девочкой, я поддалась порыву и помчалась на помощь. И упала в овраг. А потом пришла в эту долину. И только тут увидела черную рысь.

– Чем-то ты сильно насолила этим жутким оборотням, раз тебя завели сюда, – сказал он. – Это не просто так!

– А что, их несколько? – настороженно поинтересовалась я.

– Когда-то давно сюда приходила черная рысь, – задумчиво ответил он. – Она принесла новорожденную. Вся ее голова была покрыта черными волосами.

– В смысле? – перебила я его. – Рысь принесла девочку?

– Это была женщина, но мы сразу поняли, что она оборотень. Мы же тут шляемся по долине и от скуки все примечаем, за всем следим, что происходит. И когда появилась эта женщина, мы сразу поняли, что она рысь. Но не такая, как все славы. Она… источала зло. Понимаешь, мы же просто духи и сами лишены всего присущего человеку, и поэтому нам чуждо и добро и зло, мы вне их. Наверное поэтому сразу чувствуем, кто что несет сюда. Все хранители, появляющиеся здесь, были добродушны. Их злая натура просыпалась лишь в том случае, если в овраг забирался очередной охотник за сокровищами. Они убивали его без пощады. Иногда тут появлялись и славы, которые хотели что-нибудь взять из оврага. С ними хранители были намного мягче и просто выводили соплеменника. Думаю, наверху их наказывали по-своему, но, конечно, не убивали. А эта женщина не являлась славом, хотя тоже принадлежала к оборотням-рысям. Мы видели, что все славы русые и светлоглазые. А у нее были черные волосы. И девочку принесла такую же.



– И что было дальше? – нетерпеливо спросила я, сев напротив Андрона.

– Мы старались не двигаться и наблюдали, – продолжил он. – Есть у нас в долине источник со странной водой. Она осветляет все и даже кости. Земля, по которой бежит ручеек, давно превратилась в белый песок.

– Наверное, какая-то кислота, – пробормотала я.

– Женщина направилась к нему, – рассказывал он, не слушая меня. – И осветлила этой водой волосы девочке. При этом читала какие-то наговоры. Сама понимаешь, для нас это что-то наподобие спектакля, так что мы внимательно наблюдали. Но женщина и не скрывалась. Даже если она и знала о нашем существовании, то понимала, что мы ее тайны не выдадим, мы не призраки и постоянно в долине. «Никто не заподозрит в моей доченьке черную рысь, – шептала женщина. – Славы примут ее за свою с такими светлыми волосами. Отнесу в селение и подброшу к крайнему дому. Пусть растет среди рысей».

– И что было дальше? – с нетерпением спросила я, видя, что Андрон замолчал.

– А ничего! Унесла она девочку из долины. Но я видел, что волосы девочки стали светлыми от этой воды.

– И где находится чудо-источник? – поинтересовалась я.

– Да тут, неподалеку, – ответил он. – Хочешь посмотреть?

– Да, – кивнула я.

Андрон встал и повел меня вправо. Минут через пятнадцать, а может и больше, я плохо ориентировалась во времени, так как казалось, что солнце висит в одной точке, мы очутились возле узкого ручейка. Я наклонилась и понюхала воду. Но никакого кислого или резкого запаха не учуяла. Правда, русло было действительно белого цвета, а трава вдоль него – желтой.




ona-ispolzuetsya-v-strategicheskom-upravlenii.html
ona-ne-hochet-bit-licemerkoj-on-zhaluetsya-na-otsutstvie-uvazheniya.html
    PR.RU™